Philologia Classica https://philclass.spbu.ru/ <p>Журнал «Philologia Classica» является междисциплинарным периодическим изданием, публикующим исследования по всем аспектам классической филологии, включая античную литературу, древнегреческий и латинский языки, текстологию, папирологию, эпиграфику, индоевропейское языкознание, историю античного искусства, античную философию, религию и материальную культуру, при условии, что данные исследования основываются на глубоком знании и анализе античных текстов.</p> Санкт-Петербургский государственный университет ru-RU Philologia Classica 0202-2532 <p>Статьи журнала «Philologia Classica» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank" rel="noopener">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> Classical Antiquity in Russia: Editors’ Note on the Special Issue https://philclass.spbu.ru/article/view/10299 Copyright (c) 2020 2021-02-21 2021-02-21 15 2 171 172 An Interpolation Family in the Poetics https://philclass.spbu.ru/article/view/10301 <p>The ms. tradition of the Poetics is a mine, quite unexpectedly, when it comes to composition on literary matters: four independent witnesses — Parisinus 1741 (A), Riccardianus 46 (B), and mediaeval translations into Latin by William of Moerbecke and Arabic by Abū-Bishr Mattā made with the help of a Syriac interlinear (not to mention the recentiores which still could prove of some stemmatic value, as for instance Par. gr. 2038, Vat. gr. 1400, Berol. Philipp. and Mon. 493) — allow in most cases for a safe reconstruction of an archetype. Common errors suggest that this text differed from the autograph in some twenty passages, largely interpolations, ranging from a couple of words to a number of phrases. Several intrusions prove to be typologically close. All of them correct what was deemed to be inaccurate or loose argumentation by inserting syntactic complements or references adding cohesion. As a result, both the style and context go largely neglected. The first paragraphs of ch. 6, central to the Poetics, suffered most. This text also came down to us in a Syriac translation having a heavily glossed uncial ms. as its source. Insertions in ch. 6 cause ‘harmonising’ additions to the following text of the treatise. The ‘family of interpolations’ under discussion is tentatively attributed to a professor of Aristotelianism of late antiquity (the most suitable candidate seems to be Themistius): a school-room copy diffused by his pupils became the common ancestor of both the extant Greek mss. of the Poetics and the reconstructed Greek sources of the mediaeval translations. A fresh collation of the Syriac text together with the evidence of variae lectiones in the oldest independent Greek mss. offer a glimpse into the workings of his mind.</p> Michael M. Pozdnev Copyright (c) 2020 Michael M. Pozdnev 2021-02-21 2021-02-21 15 2 173 190 10.21638/spbu20.2020.201 The Development of εὑρίσκω ‘find’ as Evidence towards a Diachronic Solution of the Matching-Problem in Ancient Greek Complementation https://philclass.spbu.ru/article/view/10311 <p>This paper traces the semantic and constructional development of the complement-taking verb εὑρίσκω ‘find’ from Homeric Greek to Post-Classical Greek. First, the paper details the semantic development of εὑρίσκω using characteristics such as predicate type, semantic role of the subject and factivity. Subsequently, explanations are offered for the constructional development of εὑρίσκω, using insights from grammaticalization research such as reanalysis and analogy. In contrast to previous studies on Ancient Greek complementation which support the idea of a systematic Classical Greek opposition of factive participial versus non-factive infinitival complementation, this paper shows how bridging contexts of mental judgment εὑρίσκω with a participial complement do not follow this opposition as they are non-factive and changed their meaning (with reanalysis) before changing their complementation structure (through analogy). Also, by extending our view to the individual history of other cognitive predicates (ἐπίσταμαι, γιγνώσκω and οἶδα) the author showsthat other cognitive predicates undergo similar developments from factive+object to factive+ ACP to non-factive+ACI, although their individual histories are still in need of a systematic diachronic account. Thus, complementation patterns per period could be analysed in a more fine-grained way by analysing complementation patterns bottom-up from the semantic and constructional evolutions of individual predicates. Also, the findings from this paper provide evidence towards a diachronic solution of the so-called matching-problem: diachronically related semantic and constructional stages strongly motivate the choice of a specific complementation structure but absolute factivity oppositions in Classical Greek complementation are rather strong tendencies.</p> Ezra La Roi Copyright (c) 2020 Ezra La Roi 2021-02-21 2021-02-21 15 2 191 207 10.21638/spbu20.2020.202 Latin Case System: Towards a Motivated Paradigmatic Structure https://philclass.spbu.ru/article/view/10312 <p>The article attempts, firstly, to critically analyze the traditional order of cases in Latin, secondly, to discover an internal mechanism that brings the elements of a paradigm together, and thirdly, to present a new model of the nominal and pronominal case paradigms in Latin. The authors develop the idea that the crucial role in structuring a case paradigm belongs to morphemic syncretism. The syncretism is treated as a systemic phenomenon of morpheme neutralization rather than a result of phonetic reduction. In the paradigm built on this principle, the cases marked with the same endings necessarily take adjacent positions. There is a certain correlation between the morphemic syncretism and the semantics of cases extensively exemplified in the Latin literature. Taking this as reference point, the authors establish a formally motivated paradigmatic order of cases and single out a set of semantic features that shape the case paradigm. This method enables authors to find the non-contradictory paradigmatic positions for both the core and the “marginal” cases (vocative and locative). Applied to the pronominal cases, however, it reveals the significant discrepancy between the nominal and pronominal paradigms concerning two cases — nominative and genitive. The pronominal nominative’s special status is determined by its pragmatic rather than syntactic functions, which is typical for pro-drop languages. The genitive case appears in three different forms that originate from the possessive pronouns and correspond to the three basic functions of the genitive — possessive, objective, and partitive ones. Such transparadigmatic syncretism brings together the paradigms of personal and possessive pronouns, which are related by nature. The approach suggested in this study makes it possible to present in a new way the nominal and pronominal case paradigms, to demonstrate in what points they differ from each other, and to highlight some functional and semantic features of the particular cases.</p> Elena V. Zheltova Alexander Ju. Zheltov Copyright (c) 2020 Elena V. Zheltova, Alexander Ju. Zheltov 2021-02-21 2021-02-21 15 2 208 229 10.21638/spbu20.2020.203 Два латинских посвящения Даниэля Готлиба Мессершмидта Иоганну Филиппу Брейну (1680–1764) https://philclass.spbu.ru/article/view/10323 <p>В статье публикуются две эпиграммы Д. Г. Мессершмидта, посвященные И. Ф. Брейну и сохранившиеся среди его бумаг. Первая представляет собой стихотворную подпись к портрету самого Брейна и была, скорее всего, отправлена из Петербурга уже после возвращения Мессершмидта из Сибири, то есть между 1727 и 1735 гг. (а не в 1701–1800, как указано на сайте Дрезденского фотоархива). Правдоподобно, что подпись предназначалась для гравюры, один из экземпляров которой хранится в Staatliche Kunstsammlungen Dresden и представлен на сайте Deutsche Fotothek Dresden. Не исключено, что Иоганн Филипп Брейн послал в Петербург и портрет отца, и свой собственный (оба работы неизвестного мастера), и что к обоим Мессершмидт сделал стихотворные подписи. В 1739 г. был опубликован элегический дистих Мессершмидта, включенный в обрамление портрета Якоба Брейна работы знаменитого гравера П. Г. Буша. Как предположил С. С. Орехов, гравюра Г. П. Буша восходит к работе того же неизвестного мастера. Портрет Иоганна Филиппа не был опубликован, возможно потому, что поместить такой текст под своим портретом И. Ф. Брейн не мог. Второе стихотворение представляет собой запись в альбом, хранившийся в Музее И. Ф. Брейна в Гданьске, и датировано ноябрем 1716 г. Это стихотворение не имеет заголовка (что подчеркнуто в самом тексте), но предваряется древнееврейским эпиграфом, подробный комментарий к которому сделал К. А. Битнер. Латинское стихотворение, изобилующее звуковыми повторами и усложненное языковой игрой, оставляет ощущение некоторого нравственного надлома. Оба стихотворения характеризуют общую образованность и душевный склад Мессершмидта, а также его восторженную преданность И. Ф. Брейну как старшему коллеге по научным и медицинским занятиям.</p> Николай Николаевич Казанский Copyright (c) 2020 Николай Николаевич Казанский 2021-02-21 2021-02-21 15 2 230 245 10.21638/spbu20.2020.204 The Classical and Jesuit Erudition of Stefan Iavorskii in His Panegyrics to Varlaam Iasinskii https://philclass.spbu.ru/article/view/10325 <p>This article offers an overview of the Greco-Latin and early modern Jesuit sources of Stefan Iavorskii’s (1658–1722) three bilingual panegyrics addressed to his patron Varlaam Iasinskii, rector of the Kiev-Mohyla college (1669–1689), the Orthodox metropolitan of Kiev (1690– 1707), Hercules post Atlantem infracto virtutum robore honorarium pondus sustinens published in Chernihiv in 1684, Arctos Caeli Rossiaci in Gentilitiis Syderibus and Pełnia nieubywaiącey chwały w herbowym xiężycu (The Plenitude of Inexhaustible Glory in the heraldic moon), published in Kiev in 1690 and 1691. Both these works are prosimetric bilinguals (some sections are in Latin, others in Polish), testifying to a significant classical erudition of their author. However, Hercules is one most traditionally “classical” in its dispositio and elocutio, while the style of the other two, written after Iavorskii’s educational journey through Jesuit schools in the Polish-Lithuanian Commonwealth, is much more innovative, highly metaphorical, allegorical, relying on the argumentation of surprise (based on acumen- and argutia-theory expounded in the rhetoric of Jan Kwiatkiwiecz) and emblems due to an extensive use of combinations of multiple pictorial-verbal themes (especially in Pełnia).</p> Bartosz Awianowicz Copyright (c) 2020 Bartosz Awianowicz 2021-02-21 2021-02-21 15 2 246 260 10.21638/spbu20.2020.205 Латинская сатира Феофана Прокоповича на Георгия Дашкова (публикация текста и комментарий) https://philclass.spbu.ru/article/view/10330 <p>Материал представляет собой первую публикацию гекзаметрической латинской сатиры Феофана Прокоповича (1681–1736), состоящей из 172 стихов и являющейся самым длинным его латинским поэтическим произведением петербургского периода. Рукопись входит в сборник сочинений Прокоповича, хранящийся в Отделе рукописей БАН в С.-Петербурге (Тек. Пост. 142. Л. 245–247 об.), и, насколько нам известно, представляет собой единственный сохранившийся список сочинения. Хотя сатира никак не озаглавлена, с большой долей вероятности можно утверждать, что адресатом нападок был архиепископ Георгий (Дашков) (ум. 1739), — так же как и двух эпиграмм, которые предшествуют в рукописи сатире и определенно направлены против него, имея соответствующие заглавия. Дашков иносказательно выведен под именем Грунния (Grunnius) и изображен как человек, который не способен вынести успехов окружающих и неистово завидует им; в финале он предстает настоящим воплощением зла. Рассматриваются также две с половиной строки из этой сатиры (ст. 32–34), которые были на сегодняшний день опубликованы. Это произошло благодаря их цитированию Антиохом Кантемиром в комментариях к ст. 41 его третьей сатиры «О различии страстей человеческих. К архиепископу новгородскому». Во всех изданиях Кантемира латинский текст и, соответственно, русский перевод этого двустишия содержат ошибки, которые исправлены, а новый вариант текста и перевода предложено учесть при подготовке последующих изданий.</p> Ольга Владимировна Бударагина Copyright (c) 2020 Ольга Владимировна Бударагина 2021-02-21 2021-02-21 15 2 261 277 10.21638/spbu20.2020.206 Парадиз для Венеры https://philclass.spbu.ru/article/view/10350 <p>Несмотря на кажущуюся хаотичность закупок произведений античного и европейского искусства для резиденций Петра I, при внимательном изучении можно проследить, что в основе императорского собрания античной скульптуры лежала задача создания Antikensammlung по образцу придворных коллекций того времени. Свидетельством этому служит в том числе и нереализованный план «Венусовой галереи», представленный Петру Юрием Кологривовым, приобретения которого во многом и определили состав коллекции. Даже учитывая то, что статуя Венеры Таврической была приобретена благодаря счастливой случайности и одной из последних, она стала центральным элементом задуманного Кологривовым ансамбля, выстроенного не по декоративно-развлекательному, а по историко-художественному принципу. Прогрессивные для своего времени методы построения экспозиции (разделение античных и современных скульптур; наличие нескольких статуй, представляющих одно божество, и др.) восходят к итальянскому культурному опыту Кологривова, который, хотя по ряду причин и не отразился в воплощении задуманного им музейного пространства, остается ценным для исследователей культурных тенденций как в России, так и в Западной Европе первой четверти XVIII века.</p> Софья Кондратьевна Егорова Copyright (c) 2020 Софья Кондратьевна Егорова 2021-02-21 2021-02-21 15 2 277 291 10.21638/spbu20.2020.207 Рельефы Летнего дворца: раннее воплощение русской античности https://philclass.spbu.ru/article/view/10351 <p>Авторство двадцати девяти рельефов, составляющих скульптурный ансамбль Летнего дворца Петра I, дискутируется в науке с начала XX в. Попытки приписать их Андреасу Шлютеру († май/июнь 1714), равно как и другим архитекторам и скульпторам, продолжавшим начатые Шлютером в России постройки (Браунштейну, Маттарнови, Леблону, Микетти), оказываются в той или иной степени уязвимыми. Между тем аллегорическая программа комплекса, общая композиция, размещение рельефов по фасадам определяются единым творческим замыслом, настолько же смелым, насколько и своеобразным. Мало сомнений в том, что автором этого трудноисполнимого замысла был сам Петр I, воплощать же его приходилось разным, в том числе местным, мастерам. О роли Петра свидетельствует и трактовка мифологических сюжетов, взятых из «Метаморфоз» Овидия (часть из них опознана ошибочно, другие не получили адекватного истолкования в аллегорическом ключе). На причастность царя к созданию рельефов указывает один из возможных источников их образности. Ренатой Кроль установлено, что для пяти рельефов таким источником были гравюры Дж. А. Мальоли, копированные А. Фуксом (их сюжеты также соотносимы с Овидием). Другим могли быть иллюстрации к «Метаморфозам» Ш. Лебрена, известные Петру по копии И. Крауса.</p> Александр Валерьевич Королев Михаил Михайлович Позднев Copyright (c) 2020 Александр Валерьевич Королев, Михаил Михайлович Позднев 2021-02-21 2021-02-21 15 2 292 321 10.21638/spbu20.2020.208 De liberis educandis Плутарха в переводе С. И. Писарева: проблема источника https://philclass.spbu.ru/article/view/10353 <p>Опубликованный С. И. Писаревым в 1771 г. перевод трактата Плутарха De liberis educandis (Περὶ παίδων γωγῆς) неожиданно оказывается первым русским переводом Плутарха с языка оригинала («еллиногреческого»). Статья посвящена некоторым особенностям этого перевода, а главным образом, — выявлению его источника, то есть того базового издания, которым пользовался Писарев в своей переводческой работе (контаминация, конечно, не исключается). При этом поиске автор прежде всего уделяет внимание маркированию поэтических цитат. Встроенные в текст трактата цитаты в переводе Писарева выделены курсивом, частью — вместе с последующим авторским текстом Плутарха, который, очевидно, воспринимается переводчиком как продолжение цитаты. В латинских переводах, которые сопровождают греческий текст в доступных Писареву двуязычных греко-латинских изданиях цитаты даются с отступом и выделяются курсивом. Переводчик мог пользоваться одним из таких изданий. С другой стороны, указанного критерия недостаточно, поскольку единообразие оформления цитат отсутствует в изданиях трактата отдельными книгами. Поэтому для более уверенного опознания источника автор сравнивает текст перевода с греческим текстом нескольких изданий XVI–XVIII вв. Анализ разночтений последовательно исключает все издания, кроме двух, выбор между которыми затрудняется тем обстоятельством, что отличие между ними сводится к порядку слов в цитате. Тем не менее анализ порядка слов в переводах поэтических цитат у Писарева позволяет предположить, что его источником послужило франкфуртское издание 1599 г., переизданное в 1620 г. и затем в Париже в 1624 г.</p> Софья Александровна Харламова Copyright (c) 2020 Софья Александровна Харламова 2021-02-21 2021-02-21 15 2 322 330 10.21638/spbu20.2020.209 Античность в русской поэзии начала XX века: обзор и критика исследовательских практик https://philclass.spbu.ru/article/view/10368 <p>Как и подобает всякому настоящему ренессансу, русское поэтическое возрождение конца XIX — начала XX в. было ознаменовано всплеском интереса к греко-римской древности. Интенсивная разработка античных сюжетов, мотивов и топосов, в диапазоне от стилизации до тотального переосмысления, осознается как важнейшая особенность русской модернистской поэтики. Неудивительно, что в последние десятилетия исследование античных реминисценций в поэзии Cеребряного века регулярно становится темой многочисленных и многообразных работ. В настоящей статье, по жанру обзорно-полемической, автор надеется обратить внимание на некоторые уязвимые стороны соответствующих исследовательских практик и предполагает сформулировать своего рода «комментаторский кодекс» для изучения интертекстуальных параллелей между русскими поэтами рубежа XIX–XX вв. и древними авторами; непосредственным поводом к ее написанию стал 25-летний юбилей методологически важной, хотя и недостаточно известной книги пизанских лекций М. Л. Гаспарова «Античность в русской поэзии начала XX века». В статье затрагиваются такие вопросы, как степень знакомства того или иного писателя с античными памятниками, связь истории рецепции и гимназического образования, взвешивание и классификация аллюзий, проблема промежуточных источников, учет не только русских, но и иноязычных переводов, необходимость обращения к филологической литературе, современной не исследователю, а исследуемому автору, и пр. Изложение перемежается разборами частных случаев, в которых предлагаются новые либо уточняются прежние толкования отдельных стихотворений О. Э. Мандельштама, В. К. Шилейко, В. А. Комаровского, А. А. Кондратьева и других поэтов.</p> Всеволод Владимирович Зельченко Copyright (c) 2020 Всеволод Владимирович Зельченко 2021-02-21 2021-02-21 15 2 331 353 10.21638/spbu20.2020.210 Über eine Ekphrasis von Alexander Kuschner. Zur Frage der Rezeption der Antike in der russischen Lyrik des 21. Jhd.s https://philclass.spbu.ru/article/view/10369 <p>Der Aufsatz untersucht die Rezeption der Antike in der Lyrik von Alexander Kuschner. Der Dialog mit der Antike ist ein zentraler Bestandteil der Lyrik des St. Petersburger Dichters, beginnend mit seinen ersten Gedichten der 1960er Jahre. Besonderes Augenmerk wird auf die Analyse des Gedichts „Перед лучшей в мире конной статуей…“ („Vor dem besten Reiterstandbild der Welt…“, 2008) im Zusammenhang mit dem Problem der literarischen Ekphrasis gerichtet. Der theoretische Teil des Artikels verdeutlicht die Bedeutung des Begriffs „Ekphrasis“ und gibt einen kurzen Überblick über die wichtigsten Konzepte in der Literaturwissenschaft. Der Begriff tauchte in der Antike auf, wurde im 19. Jahrhundert in der klassischenPhilologie verwendet und seit dem 20. Jahrhundert auf die Analyse der modernen Literatur ausgedehnt. Dabei hat sich der Umfang des ursprünglichen Konzepts und seine Anwendung erheblich erweitert. Dichterinnen und Dichter der Gegenwart nutzen die Möglichkeiten der Ekphrasis auf unterschiedliche Art und Weise. Am häufigsten wird der Schwerpunkt von der Beschreibung des Kunstwerks selbst auf die Beschreibung eines subjektiven Eindrucks übertragen. Die Gedichte nehmen immer häufiger Bezug auf Kunstobjekte ohne sie detailliert zu beschreiben. Der analytische Teil zeigt die Relevanz des ekphrastischen Prinzips in Bezug auf die verschiedenen Ebenen des lyrischen Textes. Das kulturgeschichtliche Paradigma des poetischen Bildes von Reiterstatuen, das in Kuschners Gedicht in expliziter oder impliziter Form vorliegt, wird rekonstruiert. Erläutert werden nicht nur explizite Anspielungen auf das Marcus-Aurelius-Denkmal, sondern auch implizite Reminiszenzen, die sich nicht zuletzt auf die Gedankenwelt der Antike entscheidend prägende Philosophie der Stoiker beziehen.</p> Ewa Sadzińska Witold Sadziński Copyright (c) 2020 Ewa Sadzińska, Witold Sadziński 2021-02-21 2021-02-21 15 2 354 370 10.21638/spbu20.2020.211 Петербургская мифология на древнегреческом в поэме Ф. Б. Грефе к 100-летнему юбилею Императорской Академии наук (1826) https://philclass.spbu.ru/article/view/10370 <p>Статья знакомит читателя с поэмой Ф. Б. Грефе (1780–1851), ординарного академика Императорской академии наук и профессора Санкт-Петербургского университета, написанной элегическими дистихами на древнегреческом языке к 100-летию Императорской академии наук. Грефе сопроводил греческую поэму из 424 стихов авторизованным поэтическим переводом en regard на родной немецкий язык. Насколько нам известно, с 1826 г. поэма не переиздавалась и не становилась предметом исследования. В статье приводится греческий и немецкий текст пролога, эпилога и трех небольших пассажей поэмы с русским переводом и комментарием. В прологе Грефе пишет об основании Санкт-Петербурга и Императорской академии наук Петром I, воспроизводя официальную петербургскую мифологию, оформленную литературными топосами (одинокий рыбак с убогой лачугой; царь-демиург на пустынном берегу Невы; город, воздвигнутый на болоте, etc.) и формулами (сходными с пушкинскими, опубликованными намного позднее: «где прежде…, там ныне»; «из тьмы лесов, из топи блат»). В избранных пассажах говорится о палеонтологической коллекции АН, в частности о мамонте, а также о сокровищах Египетского музея Академии, о мумиях, приобретенных у Франсуа де Кастильоне. Автор исследует возможные литературные источники Грефе, описывает исторический контекст и реалии петербургской и академической жизни того времени, а также говорит об отклике на поэму Грефе в Германии.</p> Елена Леонидовна Ермолаева Copyright (c) 2020 Елена Леонидовна Ермолаева 2021-02-21 2021-02-21 15 2 371 393 10.21638/spbu20.2020.212 Кафедра классических языков и литератур ЛИФЛИ: история создания и организация учебного процесса https://philclass.spbu.ru/article/view/10373 <p>В основу статьи положены архивные материалы Ленинградского института философии, лингвистики и истории (ЛИФЛИ), хранящиеся в Центральном государственном архиве литературы и искусств Санкт-Петербурга, а также неопубликованные мемуарные заметки первого заведующего кафедрой классических языков О. М. Фрейденберг. Хронологические рамки исследования — 1932–1937 гг. — время существования кафедры в составе ЛИФЛИ. Кафедра классических языков и литератур, вновь созданная в 1932 г., стала связующим звеном между дореволюционным поколением филологов и молодым, сформировавшимся в 1920-е гг. Традиционные подходы к преподаванию древних языков слились здесь с марксистскими новациями, такими как установка на «практичность», и возникло сочетание прежних индивидуальных форм исследования с новыми коллективными. Назначение О. М. Фрейденберг как на пост заведующей кафедры было вполне ожидаемо, поскольку она была подходящей фигурой для раннесоветской бюрократии. Вместе с тем во многом благодаря ее административной деятельности прерывания традиций изучения и преподавания классических языков в Ленинграде в конце 1920-х — начале 1930-х гг. не произошло: кафедра стала преемницей аналогичных учреждений, функционировавших в рамках цикла древней истории на факультете языкознания и материальной культуры ЛГУ, а также в Научно-исследовательском институте сравнительной истории литератур и языков Запада и Востока ЛГУ и в Государственном институте культуры речи. Автор также приходит к выводу, что открытие/закрытие кафедр в 1930-е гг. было следствием не только деятельности государственных структур, но и борьбы внутри научного сообщества.</p> Артем Михайлович Скворцов Copyright (c) 2020 Артем Михайлович Скворцов 2021-02-21 2021-02-21 15 2 394 410 10.21638/spbu20.2020.213 Arist. Poet. 1454a31–33 Again https://philclass.spbu.ru/article/view/10374 <p>Among the examples on how not to portray a character in tragedy, Aristotle names the female protagonist of the <em>Iphigenia in Aulis</em>, claiming that she is drawn in violation of the principle of consistency: begging to spare her life she is much unlike her later self. Philologists stood for Euripides, charging Aristotle with a lack of intuitive understanding. Moreover, as has been pointed out, the unaffected character of Iphigenia’s behaviour could find a footing in the ample observations on human psychology Aristotle himself made elsewhere in the <em>Ethics </em>and <em>Rheth­oric</em>. Certain modern scholars, however, tend to side with Aristotle. To argumentatively prove or disprove the feasibility of the change Iphigenia undergoes seems thus to be close to impos­sible, both psychologically and aesthetically. A thought not alien to the <em>Poetics </em>goes as simple as that: not all the shifts and turns, so human and so easily observed in life, should find their way into art. One supposes Aristotle all too well recognised the fact that no example would in this case prove to be free of blame, while holding that the general applicability and inherent veracity of his theory goes unimpaired by the fact that it could in principle be assailed.</p> Tatiana V. Kostyleva Copyright (c) 2020 Tatiana V. Kostyleva 2021-02-21 2021-02-21 15 2 411 415 10.21638/spbu20.2020.214 ἧπαρ τῶν αἰγῶν in Septuaginta (1. Regn. 19, 11–17) und Josephus (AJ 6, 11, 3–4) https://philclass.spbu.ru/article/view/10375 <p>Der Vergleich des&nbsp;hebräischen Originaltextes 1. Sam. 19, 11 –17, wo die Episode mit dem Trick der Saulstochter Michal vor den Boten Sauls erzählt wird, mit dem entsprechenden Passus der Septuaginta-Übersetzung (1. Regn. 19) zeigt einen krassen Unterschied: Statt des masoretischen Ausdrucks, der gewöhnlich als ‘Ziegen-Haargeflecht’ oder ‘Ziegenfell’ übertragen wird כּבְִיר העִזִּים) ) steht im griechischen Text ἧπαρ τῶν αἰγῶν, ‘Ziegenleber’. Die Entstehungsgründe dieser Merkwürdigkeit sind in der Forschung schon etliche Male erkannt worden; nach F. Field mag schon Origenes das hinter ἧπαρ steckende Geschichte des Abschreibens, Lesens und Deutens des Ursprungstextes treffend rekonstruiert haben, und zwar wie ein alexandrinischer Übersetzer a.a.O. hinter כבר oder כבד ein כבֵָד , also ‘Leber’, erahnt. Denn der Duktus von daleth und resh ( ד and ר) sah sehr ähnlich aus, was oft Anlass zu einer Verwechselung in beide Richtungen gab. Desto bemerkenswerter ist, dass die Masoreten die Lesart vorzogen, welche nicht allein <span lang="EN-US">traditionsmaßig</span>, sondern auch sinngemäß bessere Chancen gibt, das einheitliche Bild von den virtuellen Geschehnissen zu bekommen: Ein behaarter Gegenstand auf dem Kissen kann doch natürlich den Eindruck eines Menschenkopfes machen. Was nun die allem Anschein nach fehlerhafte LXX-Deutung betrifft, so versucht Josephus Flavius (AJ VI, 11, 3–4), welcher, wie viele hellenistisch ausgebildeten Juden (u.a. Philo und Apostel Paulus), die Bibel in der griechischen Sprache popularisierte, diese Eigenheit der Septuaginta zu untermauern, indem er damit den eigentlichen Trick Michals verbindet: Wenn sie die mit einer Hülle verdeckte Ziegen-Leber leicht anrührt, antwortet die Masse mit einer Bewegung, welche den Eindruck eines mühsam atmenden ( σθμαίνειν) Menschen hervorruft. So entsteht aus einem (vermeintlichen) Überschrift- bzw. Übersetzungsfehler eine witzige Deutung, welche aus der Not eine Tugend macht und die Septuaginta über hebräisches Original zu erheben versucht.</p> Alexander Gavrilov Copyright (c) 2020 Alexander Gavrilov 2021-02-21 2021-02-21 15 2 416 423 10.21638/spbu20.2020.215