On Direct Object in Latin Impersonal Passive Constructions

Статья посвящена интерпретации безличных пассивных конструкций и глагольного управления у римских грамматиков. Прямое дополнение при безличных пассивных глаголах в классическом латинском языке не засвидетельствовано, тем не менее оно возможно в раннем и позднем периодах его развития и трактуется как разговорная черта. Полагаю, что пассаж, посвященный пассивным глаголам, в Ars de nomine et verbo (GL 5, 372, 35–373, 20) грамматика Консенция (V в. н. э.), содержит свидетельство употребления такого прямого дополнения. В нем, среди прочего, рассматриваются цитаты из Теренция (per quem res geretur maxime), Цицерона (rem agi) и Вергилия (iam tempus agi res), смысл которых остается неясным для Консенция. В примерах, разбираемых грамматиком, пассивные по форме глаголы geretur и agi истолковываются как в пассивном, так и в безличном смысле. В последнем случае существительные res и rem неизбежно становятся прямыми дополнениями. Однако по правилам грамматики классического латинского языка глаголы в цитируемых предложениях не могут иметь безличного значения, следовательно, формы существительного res являются подлежащими придаточного предложения и инфинитивных оборотов. Таким образом, разбираемый в данной статье пассаж из позднеантичной грамматики Ars de nomine et verbo пополняет перечень свидетельств, относящихся к V в. н. э., где прямое дополнение зависит от безличных пассивных глаголов. Кроме того, пассаж из Консенция интересен наложением разговорной черты на стандартные классические тексты, используемые в римской школьной практике.

  Chernysheva V.A. On Direct Object in Latin Impersonal Passive Constructions