Anaximander, Patrokles, oder vielleicht Eudoxos? Resümee einer Deutungsgeschichte des sogenannten Trierer Anaximander-Mosaiks vor dem Hintergrund der biographischen, doxographischen und archäologischen Zeugnisse

Датируемый II в. н. э. мозаичный портрет, осколок многофигурной композиции, обнаруженный в 1898 г. при раскопках римского дома в Трире и хранящийся в Rheinisches Landesmuseum, выделяется превосходной сохранностью, не ремесленным качеством исполнения и нетривиальностью образа: лысый, седобородый философ развернут вполоборота, смотрит вправо вверх, а в руках держит предмет, ближе всего напоминающий солнечные часы. Догадаться нетрудно, и уже в первой публикации (1909 г.) тогдашний директор Landesmuseum Эмиль Крюгер предположил, что изображен Анаксимандр. Таким было и остается общее мнение. Впрочем, голоса скептиков также слышны: скудость сведений об Анаксимандре позволяла соотнести трирского философа со скульптором Патроклом, создателем pelecinum (так у Витрувия) — особого вида солнечных часов, сходного с тем, что на мозаике. Однако малоизвестная фигура едва ли вдохновила бы художника. Более уместной кандидатурой представляется Евдокс, ученый известнее даже Анаксимандра и также сконструировавший гномон (arachne, согласно Витрувию: пусть эти часы и другой формы, едва ли автор мозаики стремился к историко-научной достоверности). Можно долго и пристально рассматривать фигуру, отождествляемую с Евдоксом на помпейской «мозаике философов», предполагаемое изображение Анаксимандра на ней же, известный римский «рельеф Анаксимандра» (с надписью!), а равно и другие близкие по типу изображения — надежной атрибуции эти сопоставления не дают. История рецепции Анаксимандра античной культурой не противоречит распространенному взгляду: он и никто другой должен был восприниматься позднеримским искусством как изобретатель гномона. Будь у нас другие фрагменты мозаики, возможно, мы увидели бы на них других изобретателей. В любом случае сомнительным кажется мнение, будто бы философ, обращая взгляд к небу, мыслит «о возникновении и уничтожении небесных тел» (К. Шефолд). Проще думать, что изобретатель солнечных часов следит за солнцем.

  Wöhrle G. Anaximander, Patrokles oder vielleicht Eudoxos