Jakob Balde über Epiktet und sein Encheiridion

Среди различных отражений «Энхиридиона» и многих похвал Эпиктету в литературе раннего Нового времени обнаруживаются редкие, а потому нуждающиеся в объяснении вкрапления критики. Так, Якоб Бальде, прославленный новолатинский поэт, принадлежавший к ордену иезуитов, в одной из своих «Од» (3, 39) предполагает вооружиться не «кинжалом раба» (игра слов: «энхейридион» означает как «руководство», так и «кинжал»), а мечом, «который дал Павел» (словом Божьим: Еф. 6 : 17), и советует «читать Виго», оставив стоиков с их «привычным бормотанием о ракушках курносого фригийца, тусклой чадящей лампаде» и т. д. Аллюзия на известное место «Руководства» (Ench. 7) очевидна, но вместе с тем и странна: ведь этот текст никак не противоречит христианской мысли. Философ советует бросить — как ракушки, которые собирает пассажир, сошедший на берег во время недолгой остановки, — своих детей и жену, когда капитан корабля, — то есть бог — просигналит отплытие. Пафос созвучного евангельского призыва, конечно, иной, но приблизить стоическую проповедь к христианской удавалось и сквозь более непроницаемые заслоны, тогда как именно здесь адаптация напрашивается (и осуществлялась другими авторами). Бальде сам подсказал объяснение своего неудачного выбора: «Виго» — это трактат De tranquillitate animi (полный титул: De vera sapientia, virtute et tranquillitate animi enchiridion DD. Eucherii Lugdunensis, Martini Bracarensis, et Magni Wigonis Antistitum) 1639 года: отсюда поэт почерпнул свои сведения об Эпиктете. Место о ракушках критикуется «Вигоном» (Гвиго де Кастро), однако — в переиначенном виде: «утрату жены и детей», — думал якобы «фригиец» (!), — «нужно воспринимать так, словно бы у ребенка раздавили, наступив на них, ракушки, с которыми он забавлялся». Лишь в таком, искаженном виде слова Эпиктета могли вызвать негодование христианина. Впрочем, анонимный автор трактата исказил античный источник не намеренно: переделка явилась результатом неосознанной компиляции двух пассажей (ср. Diss. 4, 7, 5).

 Klaus Döring. Jakob Balde über Epiktet und sein Encheiridion