Apuleius, ‘Metamorphoses’ 1. 10: A Jeer at Conventional Magic Motifs?

Ряд необычных деталей в рассказе Сократа о чародействах Мерои (Met. I, 9–10) соблазнительно трактовать как намеки на условность сказочных мотивов в современных Апулею фольклоре и литературе. (1) Неожиданное упоминание о невозможности пробуравить стены заколдованных домов, вероятно, заостряет внимание на том, что мотив заколдованных дверей, популярный в народных и литературных сказках, не учитывает очевидной возможности выбраться из дома минуя дверь. (2) Эксцентричная концовка эпизода с перемещением дома по воздуху в удаленный город (там оказывается недостаточно места для нового здания, и ведьме приходится опустить его перед городскими воротами) отсылает к подобным историям, в которых перенесенный дом оказывается в чужом городе среди других домов, а проблема свободного места не обсуждается в силу литературной условности. (3) Причудливая, разрушающая иллюзию правдоподобия история с адвокатом, который, будучи превращен в барана, продолжает выступать в суде, могла быть задумана как нарочито нелепая пародия на истории, в которых рассказывается о магическом превращении людей в животных, но не объясняется, каким образом в животном узнавали превращенного человека. В «Метаморфозах» встречаются и другие примеры литературной игры автора с читателем и многогранное саморазоблачение литературного вымысла, характерное для европейской литературы Нового времени (в том числе и сознательное разрушение иллюзии действительности). Таким образом, иронические намеки на условность расхожих сказочных мотивов хорошо согласуются с литературной манерой Апулея.

 Denis V. Keyer. Apuleius, ‘Metamorphoses’ 1. 10 A Jeer at Conventional Magic Motifs