De Remmii Palaemonis indole vitiisque

Рассказ Светония о Реммии Палемоне окрашен презрением к герою. Пороки Реммия отвечают его происхождению: биограф изображает прославленного грамматика тщеславным и недалеким выскочкой, к тому же сластолюбцем. По ходу повествования автор приводит некоторые, известные, вероятно, по школьным преданиям, высказывания Реммия. Слова с подозрительной точностью вписываются в портрет — хвастливы, однако и глупы до абсурда. Под конец Светоний вспоминает некую шутливую отповедь, полученную Реммием, по-видимому, в ответ на его вполне вольную манеру здороваться. Текст здесь неясен, убедительных исправлений не предложено, трактовки соперничают в обсценности. Выше пытаемся сперва восстановить контекст, затем оценить положение — во-первых, вернуть словам Реммия остроумие, ожидаемое от человека, чье имя, став нарицательным, означало у римлян «грамматик» (по-нашему — «филолог»), и во-вторых, сообщить внятный, пусть в ущерб игривости, смысл последним строкам гл. 23 De grammaticis et rhetoribus. В итоге за грубыми штрихами Светония проступает образ, внушающий больше симпатии.

Pozdnev M.M._De Remmii Palaemonis indole vitiisque