РОДОСЕЦ МЕНТОР И ДАТИРОВКА «БОЛЬШОЙ ЭТИКИ» АРИСТОТЕЛЯ

Принадлежность Аристотелю «Большой этики» (ММ), а также время написания этого сочинения продолжают вызывать споры. Большинство ученых отрицает авторство Аристотеля и относит сочинение к эллинистическому периоду; немногочисленные сторонники аутентичности либо считают его ранним курсом лекций, написанным еще во время пребывания Аристотеля в платоновской Академии (т. е. до 348 г. до н. э.), либо относят к его периоду жизни в Македонии, но предполагают вмешательство позднего редактора, на чей счет они относят ионизмы, характерные для койне и (или) исторические примеры, которые, по их мнению, были бы анахронизмами для более раннего времени, чем 335/334 гдо н. э., возвращения Аристотеля в Афины (иногда эти добавления приписывают самому Аристотелю). Однако нет веских оснований для столь ранней датировки ММ, как первый афинский период; кроме того, для ММ характерно единство стиля и отсутствие следов переработки; ионизмы же встречаются, хотя и в меньшем количестве, в сочинениях, несомненно принадлежащих Аристотелю. В статье доказывается, что ни один из примеров ММ не предполагает дату позднее, чем 335/334 г. до н. эОдин из этих примеров служит указанием на примерную дату сочинения: упоминание Ментора, известного командира наемников на службе у Артаксеркса III, который обманом захватил Гермия, правителя Атарнея, друга и покровителя Аристотеля, и позже способствовал его казнипо форме напоминает замечание современника событий Гермий казался практичным, но не был в действительности рассудительным», I, 34, 1197 b 18–26) и более естественно для Аристотеля, чем для позднейшего редактора или авторакомпилятора. Оно могло быть сделано вскоре после смерти Гермия и, возможно, после смерти самого Ментора, т. е. между 340 и 336 гг. до н. э. Поскольку ММ несомненно имеет более примитивный характер по сравнению с «Евдемовой» и «Никомаховой этиками», она могла быть написана во время пребывания Аристотеля в Македонии, до его возвращения в Афины. Можно также предположить (вслед за Ф. Дирльмайером), что ММ отражает подлинную речевую манеру Аристотеля, сглаженную редактированием в других лекциях, рассчитанных на аттическую аудиторию. Это позволило бы объяснить необычно большое число ионизмов в ММ: в Македонии, где разговорным языком образованных людей был аттический диалект с примесью ионизмов протокойне»), близкий к тому, на котором говорил от рождения сам Аристотель, происходивший из Стагир, было бы естественно не придавать значения соблюдению аттической нормы.

pdf_icon Верлинский А. Л. Родосец Ментор и датировка «Большой этики» Аристотеля.pdf